ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ» К ПРОЕКТУ ЗАКОНА УКРАИНЫ «ОБ ОЦЕНКЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ»

Среда, 10 мая, 2017 - 08:50

В газете «Зеркало Недели» от 24 марта 2017 года вышла статья Елизаветы Алексеевой «Энергоатом vs Оценки воздействия на окружающую среду». В ней Компанию фактически обвинили в попытках «выхолостить» законопроект «Об оценке воздействия на окружающую среду», который был ветирован Президентом Украины после его принятия Верховной Радой Украины в октябре 2016 года, и попытке нивелирования процедуры оценки воздействия на окружающую среду как эффективного инструмента защиты окружающей среды. К сожалению, публикация базируется на ложных утверждениях, а затем содержит ложные выводы.

Специалистами Компании был проведен тщательный анализ указанной статьи и по результатам считаем целесообразным отметить следующее.

ГП «НАЭК «Энергоатом» обладает большим объемом знаний и опыта в вопросах применения международных актов в сфере охраны окружающей среды. При этом Компания сталкивается с несовершенным национальным законодательством и поэтому в первую очередь заинтересована в имплементации международных и европейских актов. Наглядным примером этого является решение шестого совещания Сторон Конвенции Эспо, принятое в 2014 году по отношению к Украине относительно продления эксплуатации энергоблоков №1 и №2 ОП «Ривненская АЭС» сверх срока. Именно в одном из пунктов этого решения (п. 69) было отмечено, что совещание Сторон «одобряет также выводы Комитета по осуществлению в том, что Украина не соблюдает свои обязательства, предусмотренные пунктом 2 статьи 2, в отношении общей правовой и административной базы, применяемой в процессе принятия решений в продлении срока эксплуатации ядерных реакторов». И в этом вопросе Компания стала заложницей несоответствия и несогласованности национального законодательства международным актам, ратифицированным Украиной.

Высказывания автора статьи в том, что “«Энергоатом» пытается закрыть информацию и избегать любых возможностей проведения ОВОС” считаем безосновательными, учитывая следующее. Уже не первый год перед началом реализации многих проектов Компания проводит оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС). Например, в 2015 году проведена оценка воздействия на окружающую среду площадок ОП «Запорожская АЭС» и ОП «Южно-Украинская АЭС», отчетные материалы которой в октябре 2015 года были направлены в Министерство экологии и природных ресурсов Украины для проведения государственной экологической экспертизы. С октября 2015 года материалы ОВОС размещены на веб-сайтах АЭС и доступны в информационных центрах, но до сих пор ни одного замечания или комментария со стороны общественности или общественных организаций в адрес АЭС или Компании не поступало. Отсутствие заключения государственной экологической экспертизы до сих пор также считаем следствием несовершенства национального экологического законодательства.

Лучший международный опыт, прогрессивные подходы и нормы европейского законодательства также применялись во время достройки и ввода в эксплуатацию энергоблоков №2 ОП «Хмельницкая АЭС» и №4 ОП «Ривненская АЭС», разработке проекта строительства централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива, проведения первой экологической оценки Комплексной программы повышения безопасности энергоблоков АЭС Украины в 2011 году (аналог стратегической экологической оценки).

Что касается непосредственно комментариев Компании к законопроекту «Об оценке воздействия на окружающую среду», ни один нормативный акт не запрещает кому-либо предоставлять свои предложения к законопроектам и подзаконным актам. Поэтому ГП «НАЭК «Энергоатом», как субъект хозяйствования и государственное предприятие, считает целесообразным высказывать свое мнение и позицию. Это прежде всего касается учета опыта и корректировки любых неточностей и несогласованности статей законопроекта между собой, изложения положений и требований, которые должны толковаться однозначно, и исключения положений, которые могут быть использованы в дальнейшем с коррупционной целью.

Так, Компанией предлагалось исключить формулировку «другая документация», «документация по планируемой деятельности», «другая дополнительная информация, необходимая для рассмотрения отчета», «другая доступная информация», учитывая то, что законопроект должен иметь однозначные и конкретные требования. В предложенных редакциях отдельных статей не было определено, к какой именно документации нужно обеспечить доступ. И это может привести к возникновению необоснованных требований как со стороны уполномоченных органов, так и со стороны общественности.

Также предлагалось исключить необоснованное требование публикаций именно в двух печатных средствах массовой информации. Но при этом оставалось требование относительно публикаций в средствах массовой информации. Это предложение расширяет возможности предприятия (и не только его) и оставляет за ним ответственность по распространению экологической информации.

Относительно исключения требования обнародования решения о проведении планируемой деятельности. Действие законопроекта распространяется на процесс оценки воздействия на окружающую среду и должно включать все процессы, которые касаются непосредственно решения об оценке воздействия. С момента получения этого решения до принятия и выдачи решения о планируемой деятельности может пройти большой промежуток времени. При этом в законодательных актах остается требование об обнародовании уполномоченным органом решения, которое не относится к оценке воздействия на окружающую среду, но требует в процессе его предоставления решения об оценке воздействия на окружающую среду.

Об исключении проведения общественных слушаний. Порядком привлечения общественности к обсуждению вопросов по принятию решений, которые могут влиять на состояние окружающей среды, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 29.06.2011 №771, предусмотрено, что во время общественных обсуждений могут проводиться общественные слушания (обязательность их проведения определена только для случая принятия решений по объектам и видам деятельности, представляющих повышенную экологическую опасность). Поэтому считаем требование обязательности проведения общественных слушаний при принятии каждого решения нецелесообразным.

Компания также предлагала не устанавливать срок действия решения об оценке воздействия на окружающую среду. Но при этом оставалось требование о проведении очередной оценки воздействия в случае изменений экологических условий, требований законодательства или проектных характеристик, и его использование в течение 5 лет для получения других разрешений. Можно привести пример: полученное решение об оценке воздействия на окружающую среду с положительными выводами, полученное решение о проведении планируемой деятельности, но прошло более 5 лет и предприятие не стало вести  планируемую деятельность. При этом не изменился проект, без изменений осталось законодательство, экологические условия остались неизменными. И в результате необходимо проходить дополнительную оценку (что требует привлечения дополнительных ресурсов, в том числе финансовых). При этом Директивой ЕС №2011/92/EU «Об оценке последствий определенных государственных и частных проектов для окружающей природной среды» устанавливается возможность установления сроков и требуется соблюдение актуальности такого решения.

Все вышеуказанные объяснения и предложения ГП «НАЭК «Энергоатом», учитывая опыт, могли бы уточнить и усовершенствовать положения законопроекта. Отдельные комментарии и опасения Компании также совпали с обоснованиями, приведенными Президентом Украины при возвращении Закона Украины на доработку и которые в большинстве были поддержаны главным научно-экспертным управлением Аппарата Верховной Рады Украины.

К сожалению, автором статьи сделаны ошибочные выводы о позиции Компании, которые не отражают сути предложений или наоборот искажают ее. При этом удивляет, что автор статьи является ведущим юрисконсультом МБО «Экология - Право - Человек».